RUS

Горячая линия +7 (495) 268-09-63

Аналитика

Регулирование рынка розничного кредитования России и его последствия в 2014 году

21.08.2014

В предыдущей статье мы попытались охарактеризовать тенденции, происходящие на рынке розничных кредитных операций. В данной ситуации и в целях избежание проблем в будущем, Банком России предпринимается ряд мер, отражаемых в нормативных актах. Заслуживает внимание, каким образом реализуется оздоровление кредитной массы с позиции  защиты прав заемщиков.

 

К примеру, с июля 2014 года вступил в силу Федеральный закон «О потребительском кредите (займе)» №353-ФЗ, согласно которому полная стоимость кредита не может превышать рассчитанное Банком России среднерыночное значение более чем на одну треть[1]. Публикацию среднерыночных значений полной стоимости кредита ЦБ планирует начать в ноябре 2014 года, при этом с предварительным расчетом регулятор банки уже ознакомил.[2].

 

Тем самым регулятор намекает на то, что если финансовая организация хочет работать на рынке, то она должна минимизировать потери за счет совершенствования качества управления кредитным портфелем, а не перекладывать стоимость резервов на потери по плохим долгам  на плечи качественных заемщиков. При этом не делается акцент на том, является ли кредитор институционально развитым розничным банком федерального масштаба, или же небольшой микрофинансовой организацией.

 

Существует и иной вид влияния Банка России, причем непосредственно на качество кредитного процесса – прямое принуждение к внедрению  международных стандартов управления рисками. В части банков этот механизм срабатывает, поскольку у регулятора существуют полномочия влияния в рамках пруденциального надзора. Данный механизм достаточно четко отработан на практике, а неисполнение норм регулятора ведет к отзыву лицензий на осуществление операций. Заставить выполнять требования регулятора, в части соблюдения каких либо стандартов по управлению рисками, микрофинансовую организацию, Банк России пока не в состоянии.

Тем не менее, в контексте данной политики регулятора, ряд банковских специалистов сетует на «закручивание гаек», в то время как спрос на кредиты никто не отменял. Таким образом, участники рынка, обращающие существенное внимание на качество управления кредитным портфелем, находятся в преимущественном положении.

 

Согласно аналитическим прогнозам во второй половине  2014 года взять потребительский кредит станет сложнее, а заемщикам без кредитной истории, будут вынуждены отказать себе в кредитных деньгах. 

 

В Национальном бюро кредитных историй так же констатируют тот факт, что некоторое снижение темпов розничного кредитования вызвано действиями банков, которые постепенно стали ужесточать требования к заемщикам.

 

Ранее в Бюро кредитных историй «Эквифакс» сообщало, что в октябре-декабре 2013 года процент отказов по ссудам вырос на 28 процентов по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года.[3] При этом активность заемщиков не уменьшилась. В четвертом квартале 2013 года число запросов от банков в БКИ достигло почти 55 миллионов, тогда как в 2012 за тот же период составило примерно 28 миллионов.

 

Каким же образом отреагировал рядовой заемщик на рассмотренные организационные изменения рынка потребительского кредитования?  Совокупность рассмотренных обстоятельств подталкивает его к обращению за займом в микрофинансовые организации.  Как следствие рынок микрофинансирования, только в 2013 году вырос на 40% против 30% годом ранее, достигнув уровня 39 млрд. руб.[4]

 

Получив 1 сентября 2013 г. статус мегарегулятора, и пытаясь наверстать упущенное, Банк России  принимает ряд мер для легализации бизнеса и на рынке МФО. В частности, вводится государственный реестр МФО[5]и разрабатывается формат отчетности, характеризующий качество кредитного портфеля.

 

Подведение  самого понятия потребительского кредита под четкую формулировку, которая закрепляется федеральным законодательством,   включив в него обязательное условие предоставления данных о кредитной сделке в БКИ для любой кредитной организации, исключается возможность работы МФО без подключения к БКИ, в то время как подключение к БКИ требует включение МФО  в реестр Банка России.

 

Данные меры позволили легализовать большинство «теневых» микрофинансовых организаций, которыхпо состоянию на середину 2013 было около 45% от всего рынка микрозаймов.

 

По прогнозам аналитиков рынок микрокредитования может расти и дальше. Емкость Российского рынка и структура спроса на услуги, предполагающие использование кредитных продуктов, определяет возможность работы более чем 4000 микрофинансовым организациям. Относясь к более мобильной категории, МФО будут играть и существенную роль при формировании продаж на рынке IT и телекомуникационных услуг. Есть основания предполагать об увеличении роли МФО и при  охвате таких инфраструктурных функций кредитного рынка, как предоставление отдельных программных модулей обеспечения операционной деятельности кредитной организации, организации взаимодействия с публичными источниками информации о факторах платежеспособности заемщиков, обслуживания банковских переводов и сопровождения деятельности коллекторских агентств.

 

Учитывая возросшую роль микрофинансовых организаций на рынке потребительского кредитования, осенью 2014 г. нас ожидает интересный период в развитии рынка. Времена «лихих ставок» в размере двух процентов в день и более, когда маржа, с возвращенного заемщиком микрофинансовой организации рубля, могла рассматриваться ей в качестве резервов на покрытие потерь в размере двух других выданных рублей, заканчиваются.  С момента публикации Банком России среднерыночного значения полной стоимости кредита, вероятность выживания МФО, в рамках правового поля при существующем качестве клиентской базы, во многом зависит от умения управлять рисками собственного кредитного портфеля.



[1] Федеральный закон Российской Федерации от 21 декабря 2013 г. N 353-ФЗ

[2] http://top.rbc.ru/economics/02/06/2014/927624.shtml

[3] http://www.equifax.ru

[4] http://bankir.ru/novosti/s/mfo-budut-proveryat-10073257

[5] http://www.eg-online.ru/news/234300

 

 

Титенский Роман, директор по рискам, кандидат экономических наук